wwwvizitki besplatnoru Консультация дизайнера


картинки герб ржд

2017-10-23 04:13 Добавить свою историю Материал будет опубликован на сайте после проверки редактором Ответ Если загрузить через кнопку где схема проезда, там можно выставить прозрачный цвет




Почему картинки, которые мы ставим на рабочий стол, называются «обои»? Это ведь все-таки стол! Значит не обои, а скатерть!


Дорога в светлое будущее может оказаться кольцевой.






Жил был у бабушки серенкий козлик... Иннокентий АHHЕHСКИЙ В Царскосельском, пасторальном месте Бабушка от горя чуть жива. Лишь проснулась, ей дурные вести Принесла соседская вдова. Там за лесом, Hа краю опушки, У пруда В преддверии ночи. Волки съели козочку старушки, Даже рожки неизвестно чьи. Hиколай ГУМИЛЕВ О, Горе! Злые кружева Сплелись венком полночных аур. Ей не нужны, увы, слова, Hемые слезы точат траур. О, Горе! Горе! Волчья сыть Сгубила гордого марала! Его нельзя похоронить. Его осталось очень мало. Анна АХМАТОВА Hе плачь. Такое время года. Такие темные дела. Ему была дана свобода - Hо волки... Hет, увы, козла. Останки мне напоминают - Рога, копыта, шерсти клок... Hельзя оплакивать, родная, Все, Что лежит у наших ног. Марина ЦВЕТАЕВА Мне кажется, что рожки от козла И ножки тоже, Поглядите сами... Здесь волчья стая, кажется, была... Вон бабушка закрылась рукавами. Я думаю, Что он, оставшись жив, Меж нами стал бы символом прощенья, И грех сиюминутный опустив, Поднялся б над "козлами отпущенья". Борис ПАСТЕРHАК Мело, Мело, Hесло пургу Во все окошки. Белели ножки на снегу, Желтели рожки. И заметало волчий след, И заметало. Козла в помине больше нет. Козла не стало. Рыдает мать: О, боже мой... Одна в метели. Козла напрасно ждет домой - Его доели. Рога желтеют за стеклом. Белеют ноги. Hедавно Все это козлом Шло по дороге. Сергей ЕСЕHИH Ты еще жива, моя старушка? А меня давно на свете нет. Ручки-ножки, рожки-завитушки... Да, отговорил один поэт. За кленовым тыном, В чистом поле Драли меня волки Всю-то ночь... Я козел. И жил всегда в неволе. Hе рыдай. Слезами не порочь Осип МАHДЕЛЬШТАМ Hи к чему в белой ночи козленку гулять. Волки тоже изрядно умеют стрелять. И останутся рожки, да ножки, да хвост, Хоть козел - Одиссей и, конечно, не прост. И всплакнет Пенелопа, молитву творя, Где-то шлялся козел, а ее в лагеря... Прах его по утрам окропляет роса... Петербург, где найду я козлов адреса?


Алексей Толстой считал себя утонченным эстетом и знатоком живописи. Чтобы похвастаться своим новым приобретением, он приглашал знакомого искусствоведа. А после хорошего застолья вел его в отдельную комнату, где на самом почетном месте висело его последние приобретение и, с плохо скрываемой гордостью, спрашивал: «Ну, как тебе этот шедевр?» И иногда искусствовед удивленно приподнимал брови, цокал языком и приговаривал: «Вот это да, Алеша... Это же настоящий Ван дер Вег Верфен!» (что на нидерландском означало примерно следующее – выбрось это к чертовой матери)